Версия для печати

СО СМОТРОВОЙ ПЛОЩАДКИ ПАНОРАМЫ

(0 голосов)
Автор 
on 19/11/2016

На смотровой площадке панорамы зритель, по замыслу Ф. Рубо, находится как бы на вершине Малахова кургана. Огромных размеров картина, освещенная мягким рассеянным светом, сразу приковывает к себе взгляд и переносит к событиям далекого прошлого.

 

.Раннее утро 6 июня 1855 г., около 5 часов утра. В 2 часа 45 минут 43 000 неприятельских солдат начали атаку укреплений Корабельной стороны, которые защищали почти 24 000 наших матросов и солдат. Назначив штурм на 6 июня, Наполеон III отмечал, что, взяв Севастополь, хотел «изгладить славным подвигом братства французов и англичан память о Ватерлоо 40 лет назад» (1).

Лучи восходящего солнца освещают город, раскинувшийся по берегам бухт. Длинной полосой тянется на восемь километров Севастопольская бухта, за ней видна Северная сторона города. Южная бухта разделяет Корабельную и Центральную части города. На внешнем рейде англо-французская эскадра. Над водой, у входа в бухту, видны верхушки мачт 15 затопленных русских судов, преградивших неприятельскому флоту вход в бухты.

По берегам бухт располагаются береговые батареи, предназначенные для отражения атак кораблей противника: на выступающем в море мысу Северной стороны ведет огонь Константиновская батарея, правее нее - Михайловская. На противоположном берегу, у входа в Южную бухту, видна 105-орудийная Николаевская батарея (на месте которой в настоящее время раскинулся Приморский бульвар). У Павловской батареи стоят трехмачтовые линейные корабли «Великий князь Константин» и «Ягудиил». В бухте множество небольших судов; пароход тянет на Северную сторону, где находится три кладбища, две баржи с телами убитых во время ночной бомбардировки.

Четвертое бомбардирование, открытое с рассветом 5 июня, продолжалось в течение полутора суток. Кругом следы пожаров, большинство зданий разрушено. Сквозь пороховой дым видны уцелевшие строения города. Слева, на берегу Южной бухты, колоннада Графской пристани, собор св. Николая, Михайловская гарнизонная церковь и Минная башня. Выше, на холме, колоннада собора святых Петра и Павла.

Над берегом Южной бухты видны постройки нового адмиралтейства, под красными крышами корпуса Лазаревских казарм, одно из зданий охвачено пожаром. Между корпусов казарм на плацу стоят резервные части русской армии, по направлению к казармам ведут захваченных в плен французских солдат.

Правее, вдоль западного берега Севастопольской бухты, Корабельная слободка, застроенная 1- и 2-этажными домиками. Большинство населения слободки состояло из отставных матросов и мастеровых. Дома многих из них уже разрушены, часть зданий горит, дым от пожаров поднимается высоко над бухтой.

На окраине Корабельной слободки, ближе к подножию Малахова кургана, стоят резервные части. Здесь только что разорвалась неприятельская бомба — яркое пламя, клубы дыма, в воздухе обломки каких-то предметов. Много убитых и раненых, солдаты гибнут, так и не вступив в бой. Ближе к зрителю видны укрепления бастиона, землянки, блиндажи, доски, мешки с землей, черные круглые снаряды. Обращает на себя внимание большая землянка - перевязочный пункт Малахова кургана. Здесь прямо на земле расположились раненые, которым не хватило места в землянке. Лица солдат и матросов изможденные, темные от пыли и пороховой гари.

На перевязочный пункт только что приехал профессор Н. И. Пирогов (в синем сюртуке и круглой шапочке). Его сопровождает солдат с сундучком для медицинских инструментов. Н. И. Пирогов, ученый, врач и общественный деятель, участник трех войн. Как только в Петербург пришло сообщение о высадке неприятельских войск в Крыму, он тотчас заявил о своей готовности «употребить все свои силы и познания для пользы армии на боевом поле» (2).

В Севастополе впервые в массовом масштабе Пирогов применил наркоз, антисептики, гипсовые повязки при лечении переломов, неуклонно вводилось в практику сберегательное лечение ран (ампутация - только в крайних случаях).

У входа в землянку перевязочного пункта Н. И. Пирогова встречает фельдшер. Лицо у него уставшее, фартук окровавлен: всю ночь и утро поступали раненые. Принимать и перевязывать их помогала сестра милосердия, она выглядывает из землянки. Подготовленные Н. И. Пироговым сестры милосердия Крестовоздвиженской общины попечения о раненых все дни осады без устали трудились в госпиталях и лазаретах. Рядом с ранеными простая севастопольская женщина, она греет воду в самоваре, чтобы постирать солдатское белье. Вдовы, жены матросов, их сестры и дочери не покладая рук трудились на перевязочных пунктах, ухаживая за ранеными.

Ближе - главный пороховой погреб Малахова кургана, правее телега, на которой привезли раненых. Гнедая лошадь, впряженная в телегу, и часть левого переднего колеса телеги написаны красками на полотне, телега — макет - стоит на предметном плане. Правее телеги — ров, через который переброшено разломанное на две части бревно. Одна часть его находится на предметном плане, другая изображена на полотне. Переход от живописного полотна к предметному плану совершенно незаметен. На предметном плане развороченный взрывами каменистый грунт, ядра и осколки бомб, подбитое орудие — все это дополняет картину штурма.

 

Панорама отражает события, происходившие уже после того, как первые атаки неприятеля были отбиты и их последующие попытки взять севастопольские укрепления становились все более ожесточенными.