c53f0d4aa642a9329eb7e38515127d1b.jpg
eb50a04b26126a4f96b051ad4ddf87e1.jpg
f8072319b23c1ff419f1b079c2b367e3.jpg
История Крыма


Расположенная внизу на краю Докового оврага, прикрывала правый фланг Малахова кургана. Ее защищали 300 солдат Полтавского полка и около 100 моряков-артиллеристов под командой мичмана П. Л. Жерве.

Сейчас над батареей развевается французский триколор, уцелевшую пушку неприятель развернул в сторону отступивших защитников. По склонам Докового оврага спускается лавина французов - два батальона бригады генерала Ниеля, до 1000 неприятельских солдат атаковали батарею. Один из батальонов под командой майора Гарнье, быстро преодолев пространство, отделявшее его от бруствера, после короткой рукопашной схватки овладел батареей. Преследуя отступающих, французы достигли полуразрушенных домиков на западном склоне Малахова кургана и засели в них. Оборонительная линия прорвана, положение Севастополя становится критическим.

Схватка

Ожесточенная рукопашная схватка за батарею Жерве - кульминационный центр Панорамы. Этот эпизод, написанный широко и стремительно, занимает большое пространство картины. Французы в сине-красных мундирах, одетые в серые шинели солдаты Севского полка смешались в единую массу. Острая динамика боя, звучные тона цветовой гаммы подчеркивают напряженность момента, который решает исход штурма.

В гуще сражающихся выделяется одетый в черкеску всадник на сером вздыбленном коне, в высоко поднятой руке сабля. Это начальник сухопутных войск Корабельной стороны генерал-лейтенант С. А. Хрулев. Он подъезжал к Доковому оврагу, когда неприятель прорвался на батарею Жерве. Увидев возвращавшуюся с работ по восстановлению разрушенных укреплений 5-ю роту Севского полка (138 человек под командой

штабс-капитана Ю. Островского), С. А. Хрулев обратился к ним со словами: «Ребята, бросай лопаты! Благодетели, в штыки, за мной!» Севцы со штыками наперевес, а за ними и отступившие полтавцы устремились на французов и оттеснили их к краю оврага.

На предметном плане изображена батарея Станиславского, она недавно вела огонь. Еще не остыли раскаленные стволы орудий, полуразрушены орудийные дворики, лежит у батарейной иконы погибший солдат. Неподалеку - крест из корпусов бомб, обозначающий место смертельного ранения вице-адмирала В. А. Корнилова.

Орудийный расчет батареи, солдаты пехотных полков, оставив укрепления, бегут к месту рукопашной схватки, бьет тревогу мальчик-барабанщик, стоящий на склоне холма — все эпизоды подчеркивают решающее значение боя за батарею Жерве.

Правее, со стороны Докового оврага, генерал-лейтенант П. Я. Павлов ведет две роты Якутского полка, их левый фланг уже вступил в рукопашную схватку, сюда спешат с ружьями наперевес и солдаты Елецкого полка. Получив подкрепление, защитники заставили французов отступить и отбили батарею Жерве. В бою за нее из 138 солдат Севского полка в строю остались только . Угроза прорыва была ликвидирована.

Несколько правее и выше эпизода боя за батарею Жерве изображена возвышенность, по вершине которой пролегла линия огня и порохового дыма - это 3-й бастион, дальше батареи Пересыпи.

Эти укрепления атакуют 9 000 английских солдат.

Атаку возглавляет генерал Броун. Три колонны англичан, возглавляемые офицерами королевской гвардии, бросились на исходящий угол 3-го бастиона и батареи Пересыпи, которые защищали солдаты Брянского, Охотского и Камчатского полков. Картечный и ружейный огонь расстроил ряды атакующих. «Очень красиво видеть, - писал один из защитников 3-го бастиона, — как густая цепь красных мундиров шибко двигается к бастиону, а за ней резервы в колоннах, но вместе с тем и страшно становится смотреть, как эти красные мундиры валятся, вскоре вся площадь перед бастионом была покрыта красными пятнами.» (6).

Панорамная форма как особый вид батальной живописи помогает показать события, происходящие одновременно на большом пространстве. Характерный севастопольский пейзаж: холмы и овраги, узкая полоска моря и гряды далеких гор, предрассветное небо написаны без излишних живописных эффектов. С пейзажем органично связаны батальные сцены, равномерно заполняющие все пространство картины.

Левее 3-го бастиона, на Воронцовой горе, изображены выстроившиеся в каре части английской королевской конницы на белых лошадях, на холме у склона Докового оврага видна группа англо-французского командования. Вся местность в ярких вспышках разорвавшихся бомб и клубах белого порохового дыма. Три раза англичане шли на штурм, достигали контр-эскарпа и отступали, не достигнув цели.

Руководил отражением штурма на третьем отделении оборонительной линии контр-адмирал А. И. Панфилов, назначенный после смерти П. С. Нахимова помощником командира гарнизона по морской части, командиром порта и военным губернатором Севастополя.

Правее 3-го бастиона, на фоне неба, освещенное пламенем и солнцем большое облако дыма, там позиции 4-го бастиона. В начале обороны, в октябре 1854 г., командование союзных войск избрало его целью главной атаки, подвергая сильнейшему обстрелу, противник рыл под укрепления подземные галереи, намереваясь взорвать их. На этом бастионе с 1 апреля по 15 мая 1855 г. в чине артиллерийского подпоручика служил Л. Н. Толстой. Правее 4-го бастиона гористая, изрезанная балками местность скрывает позиции 5-, 6- и 7-го бастионов, которые замыкают сухопутную линию севастопольских укреплений.

К семи часам утра штурм был отражен. Потери союзных войск составили почти 7 000 убитыми и ранеными, защитники в этот день потеряли 1 500 человек. Отмечая героизм тех, кто отстоял севастопольские бастионы в тот день, генерал-адъютант князь М. Д. Горчаков в донесении императору Николаю I писал: «Самоотвержение, с коим все члены Севастопольского гарнизона, от генерала до солдата, стремились исполнить свой долг, превосходит всякую похвалу» (7).

Круг обозрения картины замыкается. Перед зрителем вновь открываются подернутые дымом пожарищ строения города, неприятельские корабли в море, землянка перевязочного пункта и образы защитников, продолжающих бой за Севастополь, один миг которого запечатлен на живописном полотне. Эмоциональное воздействие панорамы настолько велико, что трудно сразу оставить смотровую площадку, взгляд еще раз охватывает огромную картину, а в памяти еще надолго остается неизгладимое впечатление и ощущение сопричастности к событиям, изображенным на полотне.

 

И все эти годы она достойно представляет панорамное искусство мира, зародившееся 200 лет назад, переживавшее взлеты и падения и продолжающее развиваться, совершенствоваться, воплощать извечное стремление человека отобразить окружающий его мир во всем многообразии.

Оставить комментарий

Убедитесь, что вы вводите (*) необходимую информацию, где нужно
HTML-коды запрещены

Галерея