c53f0d4aa642a9329eb7e38515127d1b.jpg
eb50a04b26126a4f96b051ad4ddf87e1.jpg
f8072319b23c1ff419f1b079c2b367e3.jpg
История Крыма


ИСТОРИЯ СОЗДАНИЯ СЕВАСТОПОЛЬСКОЙ ПАНОРАМЫ

(0 голосов)
Автор 
on 11/11/2016

Идея создания панорамы, посвященной знаменитой обороне Севастополя 1854-1855 гг. возникла у Рубо, вероятно, еще во время работы над его первой панорамой - «Штурм аула Ахульго».

В 1896 г. во время ее экспонирования на Всероссийской художественной и промышленной выставке в Нижнем Новгороде состоялась встреча автора с Великим князем Александром Михайловичем. Художнику удалось заинтересовать Великого князя своей идеей и заручиться его поддержкой.

.Приближался 50-летний юбилей обороны Севастополя. В 1899 г. под председательством Александра Михайловича был образован Комитет по восстановлению памятников Севастопольской обороны, который решал вопросы: как следует увековечить память об обороне, где и какие установить памятники. В состав Комитета вошел военный историк полковник А. М. Зайончковский, осуществлявший непосредственное руководство Комитетом. В Севастополе была учреждена Строительная комиссия под председательством генерал-майора от артиллерии М. И. Пивоварова. Ученым секретарем избрали подполковника И. Н. Протопопова, начальника Музея Севастопольской обороны (1).

О встрече и разговоре с Великим князем Александром Михайловичем Рубо напомнил А. М. Зайончковскому.

Создание Панорамы

На заседании в марте 1901 г. Комитет принял решение о создании Панорамы, которая должна отразить «важнейшие события Севастопольской обороны».

Денежные средства, необходимые для устройства Панорамы с особым зданием в сумме 140 тыс. руб. выделялись из общих средств Государственного казначейства, которое ассигновало 550 тыс. руб. на строительство в Севастополе памятников и памятных обозначений (2).

15 октября 1901 г. он прибыл в Севастополь для знакомства с городом. Он прекрасно понимал, что только на местности, там, где происходили события и решалась судьба города, можно представить грандиозную картину сражения. Поэтому так важно было для него посетить места расположения бастионов, батарей, побывать на Мала- ховом кургане, Историческом бульваре.

Встречи и беседы с участниками и очевидцами событий дали толчок творческой фантазии художника, пониманию обороны как подлинно народной эпопеи, что сказалось впоследствии на реалистическом изображении одной из героических страниц военной истории России.

Сложность предстоящей работы Ф. А. Рубо осознавал и был готов к этому. Свои первые впечатления он выразил в одном из писем историку В. С. Кривенко: «Задача передать грандиозный сюжет обороны Севастополя не имеет себе предшественников и разрешение ее представляет для художника громадные трудности. Легко писать. блестящие победы, где исторический материал дает готовые и благородные мотивы, но совсем другое дело изобразить на холсте геройскую защиту» (4).

В Севастополе художник широко пользовался фотографией, делал зарисовки, писал этюды, привлекал из числа бывших участников обороны натурщиков и знакомил их со своими работами, консультировался по поводу достоверности изображения сцен.

Ему было предоставлено оружие и обмундирование периода Крымской войны, в его распоряжении были солдаты и матросы. Они позировали, а Рубо запечатлевал отдельные моменты боевых действий; «работу у орудий», «переноску раненых», «штыковые атаки», «положение различных поз» и т.д. Он написал около 50 этюдов, из них — 20 пейзажных (5).

Главное для художника-баталиста, считал Рубо, «быстро схватывать общее, характерное, передавать модель в движении, уметь рисовать и писать по памяти, по впечатлению» (6).

В этюде «Матросы, тянущие канат» он умело фиксирует положение фигур, и хотя канат не изображен, ритм и динамика движений матросов ощущаются.

Очевидно, во время пребывания в Севастополе и совместной работы написан портрет И. Н. Протопопова, с которым Рубо тесно сотрудничал в ходе создания Севастопольской панорамы. На Протопопова была возложена ответственная задача контроля за написанием полотна Панорамы, он консультировал Рубо по вопросам обмундирования, вооружения, численного состава войск Севастопольского гарнизона, укреплений города.

Двух бывших участников обороны Н. Костомарова и Н. Величко, знакомство с которыми состоялось в Севастополе, Рубо запечатлел в этюде «Портрет двух офицеров».

Художник, вдохновленный беседами и встречами, изобразил двух уже немолодых офицеров в отставке на фоне Севастопольской бухты, с которой их связывали воспоминания пятидесятилетней давности.

Среди выполненных в тот период пейзажных этюдов представляет особый интерес «Вид с Малахова кургана». Художник умело выбрал нужную точку обзора, откуда открывалась прекрасная перспектива на город, и запечатлел окрестности Севастополя, морские дали, бухту с парусными кораблями Черноморского флота. Цветовое решение этюда: мягкая охристая гамма, розовые отблески на воде — придает этой работе особый колорит.

Ряд ценных рекомендаций получил художник от отставного генерала Келлера, в прошлом подпоручика, участника рукопашной схватки на батарее Жерве. Впоследствии Ф. А. Рубо использовал ряд его советов, и на живописном полотне появились изображения сестры милосердия, склонившейся над раненым у Оборонительной башни, и группы штабных офицеров (7).

Несомненно и влияние «Севастопольских рассказов» Л. Н. Толстого на Рубо. Участие в обороне помогло писателю понять характер и душу русского солдата и прийти к убеждению, что подлинным героем является народ. С гордостью отмечал Толстой: «Вы начинаете понимать защитников. и вы молча склоняетесь перед молчаливым, бессознательным величием и твердостью духа, этой стыдливостью перед собственным достоинством.». Народ - главный герой обороны и «Севастопольских рассказов», стал и главным героем Панорамы Ф. А. Рубо.

Комитет по восстановлению памятников Севастопольской обороны поручил И. Н. Протопопову разработать сюжетное задание; по военно-исторической части Рубо консультировал А. М. Зайон- чковский.

И. Н. Протопопов предложил сделать центром осмотра Камчатский люнет и показать три главных события из жизни осажденного города: «Бомбардировка Севастополя 5 октября 1854 г.», «Отражение штурма 6 июня 1855 г.» и «Штурм 27 августа 1855 г.» (8).

Рубо был противником помещения разновременных эпизодов обороны, хотя прекрасно понимал, что зрелищность и аттрактивность картины возрастет. Но не это было главным для художника. Всестороннее изучение событий Крымской войны помогли ему в общих чертах выработать сюжет Панорамы. Из 349 дней баталист выбрал только один день, 6 июня 1855 г., решающий и кульминационный момент обороны - отражение защитниками штурма Малахова кургана и укреплений Корабельной стороны (район города, ключевая позиция в системе укреплений). Свое предложение Рубо высказал на заседании Строительной комиссии, и оно было принято во внимание.

Получив согласие на изображение выбранного им сюжета «Штурм 6 июня 1855 года» и собрав необходимый материал, в начале ноября 1901 г. Рубо выехал в Мюнхен, где в течение месяца работал над эскизом Панорамы и выполнил его на бумаге размером 1,6мх 11,5 м пером и черной тушью (9). Позже эскиз разбили на квадраты для удобства переноса на холст и пронумеровали их.

Эскиз, выставленный в начале января 1902 г. в Петербурге в Зимнем дворце для знакомства и утверждения, вызвал оживленный интерес и широкое обсуждение. Газета «Русский инвалид» от 27 января

1902 г. писала: «Реальная струя ворвалась в батальную живопись. Рубо не впадает в водянистую прозу, а рисует массовую схватку. Эскиз сделан с присущей Рубо живостью, хотя по наброску рано загадывать, как будет выписано громадное полотно».

На страницах «Русского инвалида» развернулась острая дискуссия о сюжете Панорамы. Военный консультант и историк В. С. Кривенко настаивал на необходимости показа отдельных моментов 349-дневной обороны. Согласно его представлению и концепции, зритель должен находиться на вершине Малахова кургана и видеть смерть В. А. Корнилова 5 октября 1854 г., рукопашный бой во время вылазки 11 марта 1855 г., одну из вылазок с 3-го бастиона и т.д. Возникал вопрос, смогут ли подобные отдельные эпизоды составить целостное произведение об обороне Севастополя и возможно ли из одного пункта видеть и запечатлеть различные по времени и месту действий события.

Член Комитета по восстановлению памятников Севастопольской обороны полковник А. М. Зайончковский, отвечая на статью В. С. Кривенко, аргументированно доказывал необходимость изображения событий главного дня обороны города: «Штурм 6 июня не был страшной судорогой раненого героя-гиганта, а полным рассветом беспримерной обороны».

Кроме того, этот день «дает возможность изобразить штыковую схватку на батарее Жерве, штурм 3-го бастиона, бомбардирование левого участка оборонительной линии (1 и 2 бастионов), бомбардирование городской стороны с суши и моря, участие пароходов в отражении неприятельской атаки и жизнь всего города в минуту полного напряжения нравственной силы гарнизона. Все это вместе взятое даст зрителю больше представления о Севастопольской эпопее, чем бомбардировка 5-го июня или какого-либо другого эпизода обороны. Правда, что не удалось поместить П. С. Нахимова, но с этим приходится примириться » (10).

Первоначально Рубо изобразил Нахимова как непосредственного участника отражения штурма на башне Малахова кургана, хотя адмирал вместе с князем М. Д. Горчаковым, Д. Е. Остен-Сакеном и князем В. И. Васильчиковым наблюдал за отбитием штурма с плоской крыши Морской библиотеки. Художнику было указано на несоответствие факта и предложено не показывать Нахимова, с чем автор и согласился.

5 февраля 1902 г. с Рубо был заключен договор на изготовление «картины-панорамы лучшего качества» размером 14 м х 115 м. Сумма контракта составила 68 тыс. руб. (11). Художник вновь засобирался в Севастополь. В письме полковника А. М. Зайончковского от 23 апреля 1902 г., хранящемся в фондах Музея героической обороны и освобождения Севастополя, председателю Комиссии по устройству Музея Севастопольской обороны сообщается о предстоящем приезде художника в ближайшие 2— 3 недели. Зайонч- ковский просил оказать Рубо всяческое содействие и дать возможность в течение недели жить на Малаховом кургане. На оборотной стороне письма резолюция командира Брестского полка полковника К. К. Шульце «о предоставлении в распоряжение художника помещения в офицерском Собрании со скромной обстановкой» 

Другие материалы в этой категории: « Рубо в Севастополе Новое здание панорамы »
Оставить комментарий

Убедитесь, что вы вводите (*) необходимую информацию, где нужно
HTML-коды запрещены

Галерея