Версия для печати

Творческие коллективы в Севастополе

(0 голосов)
Автор 
on 11/11/2016

Художник различал два момента работы - чисто копийный и восстановительный.

Восстановительный период, по его мнению, «адекватен творческому труду, ибо, хотя композиция в какой-то мере повторяет замысел автора, его колорит и технические приемы и целый ряд других процессов потребуют . большой творческой инициативы и высокого профессионального мастерства» (14). Более того, он был сторонником воспроизведения оригинала Рубо таким, каким он был создан и приобрел «мировую славу и всенародную любовь и популярность., но отнюдь не вводя туда никаких собственных домыслов и искажений». «Это было бы, - считал он, - художественным вандализмом, подобно тому, как если бы реставратор, восстанавливая разрушенную картину Репина, внес бы туда свои добавления. Подобные методы реставрации являются синонимом художественной безграмотности и претенционизмом невежества» (15).

Работа над Панорамой

Работа над Панорамой - всегда коллективный труд. Многое зависело от руководителя. Василий Николаевич горячо взялся за дело и заразил всех своим энтузиазмом и энергией. Из воспоминаний Ю. Трузе- Терновской: «Это был великолепный художник и чудесный человек, с которым было очень приятно работать. Он никогда не давил своим авторитетом, он давал возможность любому художнику почувствовать свою собственную значимость и в работе над панорамой. Он был исключительно искусный дирижер, который каждого умел заставить играть в силу своих возможностей. У каждого из нас было впечатление, что он самый главный, что без него ничего не может быть. Это очень важно в такой большой работе» (16).

Работали художники в Москве. В их распоряжении имелось два помещения: одно из них - в бывшем Музее скульптора А. С. Голубкиной, другое - в Римском зале Музея изобразительных искусств им. А. С. Пушкина.

В бывшем Музее скульптора А. С. Голубкиной создавался макет предметного плана, писались копии фрагментов Панорамы Рубо. Работа велась и принималась поэтапно. В октябре приступили к калькированию (копированию) сохранившихся фрагментов живописи. Один из первых копировался фрагмент «Черниговцы». «Каждый из участвовавших, - вспоминала Ю. Трузе-Терновская, - имел небольшой участок, который ему необходимо было скопировать. Очень старались, работали с увлечением, стремились изучить почерк художника и войти в его стиль» (17).

В Римском зале Музея изобразительных искусств им. А. С. Пушкина писалась копия фрагмента «Батарея Сенявина». Подлинник сохранился частично. На холст размером (6 м х 8 м) художники переносили рисунок непосредственно с фрагмента Панорамы Рубо, дополняя недостающие эпизоды по имеющимся фотографиям. Начав копирование, художники столкнулись с большими трудностями.

Холст стоял прямо, как и фрагмент, который казался размещенным под углом. Приходилось все время подходить к нему, чтобы сравнить написанное. На расстоянии даже цвет красок выглядел иным, чем вблизи. Поэтому приходилось подбирать цвет и тон с учетом расстояния, с которого картину будет обозревать зритель. То, что вблизи казалось выразительным, на расстоянии нередко не достигало эффекта. (18). Чтобы избежать плоской формы и искажения живописи, необходимо было учитывать законы перспективы и принимать во внимание, что висящий по периметру холст имеет поверхность, слегка выпуклую к центру.

И художники постигали искусство панорамной живописи. Так Г. А. Захаров настолько точно скопировал этюд «Французский солдат», что поставленные рядом произведения нельзя было отличить.

21 декабря 1952 г. Специальная комиссия под председательством академика И. Э. Грабаря приняла с высокой оценкой первый этап работы - калькирование фрагментов (19).

А впереди предстояло главное - создание полного и точного рисунка всей Панорамы, эскизного макета предметного плана.

Над рисунком-картоном с октября 1952 г. по апрель 1953 г. работали В. И. Гранди, Е. И. Лобанов, А. П. Мерзляков под руководством профессора П. М. Шухмина. При его создании использовались старые фотографии, изобразительный материал; уточнялись детали жанровой и пейзажной части, учитывались рекомендации военных историков и консультантов.

Одновременно продолжалось освоение техники профессора Рубо.

После четырех с половиной месяцев работы, 21 марта 1953 г., Дирекция художественных выставок и панорам уведомила В. Н. Яковлева о прекращении договора ввиду отсутствия финансирования, а 23 марта договор с художниками был односторонне расторгнут (20).

Однако, несмотря на это неприятное сообщение, художники продолжали работать. 30 марта Дирекция вновь сообщила о прекращении действия договора, но бригада художников уже заканчивала рисунок- картон, обусловленный вторым этапом договора, эскиз макета предметного плана. К 1 апреля 1953 г. картон был готов. Во время работы над рисунком-картоном состоялось знакомство В. Н. Яковлева с адмиралом И. С. Исаковым (21), который, узнав о сложившемся положении, принял горячее участие в оказании помощи художникам. Впоследствии он был назначен Главным консультантом по исторической и военно-морской части, а инженер-полковник А. Н. Кузьмин — консультантом по инженерным и фортификационным вопросам (22).

Все это время художники напряженно трудились и проделали колоссальную работу: собрали весь материал о Панораме Рубо, осуществили поездку в Севастополь для обмера здания, разработали чертежи по технике оборудования, «повеске и натяжке холста», изготовили макет предметного плана (первой половины) в 1/10 натуральной величины (d = 3,7 м), закончили рисунок-картон к Панораме. Сверх определенных договором работ были сделаны 20 творческих этюдов (105 см х 80 см) с оригиналов академика Рубо, два живописных фрагмента трех планшетов рисунка-картона размерами 8 м х 6 м (планшеты № 6, 7) и 2,21 м х 2 м (планшет № 4) (23). Выполненные работы были представлены в Римском зале Музея изобразительных искусств им. А. С. Пушкина и предъявлены к сдаче.

18 апреля 1953 г. комиссия под руководством президента Академии художеств СССР А. М. Герасимова приняла полный рисунок всей Панорамы в 1/5 натуральной величины длиною 22 м, который был выполнен на тонком картоне итальянским карандашом и состоял из 12 планшетов 1,85 м х 2,5 м каждый. Он полностью содержал восстановленную композицию Панорамы Рубо со всеми недостающими частями живописи. Комиссия отметила, что картон нарисован «с большой тщательностью на высоком художественном уровне и дает возможность перенести рисунок на холст» (24). И тем не менее, на следующий день Дирекция художественных выставок и панорам еще раз уведомила коллектив о том, что работы над Панорамой прекращаются и все имеющееся имущество, выполненные и принятые работы подлежат сдаче! Наступило мучительное время неизвестности и ожидания, простоя и переписки.

А спустя два месяца пришел самый тяжелый день. Коллектив понес невосполнимую утрату. 29 июня 1953 г. скончался В. Н. Яковлев. В горе, постигшем коллектив, утешало только одно, что при жизни Василия Николаевича пройден один из ответственных этапов - создан рисунок-картон - основа основ всей дальнейшей работы и заложен крепкий фундамент для ее последующего завершения.

Прошел еще месяц напряженного ожидания. И, наконец-то, 27 июля 1953 г. коллектив художников получил разрешение возобновить работу, сохраняя при этом прежние сроки завершения, обусловленные договором. До назначения нового руководителя ведение дел было возложено на Н. И. Фирсова.

 

3 июля 1953 г. Совет Министров СССР вынес решение о восстановлении Панорамы к 1 августа 1954 г. Начались поиски нового руководителя. Рассматривались кандидатуры И. Э. Грабаря, А. М. Герасимова. Собрание творческого коллектива приняло решение пригласить руководителем Павла Петровича Соколова-Скаля. К концу августа 1953 г. состоялось назначение П. П. Соколова-Скаля руководителем творческого коллектива художников; его кандидатура была утверждена руководством Главискусства.