c53f0d4aa642a9329eb7e38515127d1b.jpg
eb50a04b26126a4f96b051ad4ddf87e1.jpg
f8072319b23c1ff419f1b079c2b367e3.jpg
История Крыма


Автомобиль на Байдарском перевале

(0 голосов)
Автор 
on 07/11/2016

По общему мнению, морской транспорт считался предпочтительнее авто. В хорошую погоду путешествие на пароходе было почти безвредным для здоровья пассажиров, в то время как (по замечанию одного из путеводителей), «ввиду громоздкости автомобилей их очень сильно качает, так что у слабых пассажиров делается морская болезнь».

 

Развитие автотранспорта

Автомобили становились серьезными конкурентами пароходам лишь в период с ноября по апрель, когда из-за погоды количество пароходных рейсов резко сокращалось, а шансы подхватить «морскую болезнь» на море и на суше уравнивались. Но тогда и путешествие на авто превращалось в приключение. В 1913 году такое путешествие описал Старьян: «На мою беду я попал в Севастополь в такой день, когда вопреки расписанию не было парохода на Ялту. Вышел на площадь перед вокзалом. На меня набросилось полдесятка шоферов, из которых каждый обещал чуть не в два часа домчать меня до Ялты. Нечего делать, сел в пыхтящее чудовище, закутался в плед . и отдался воле судьбы. До Байдар мы ехали бодро, но на байдарских высотах показался снег, толщина которого все увеличивалась.

Старенький и валкий автомобиль шел все медленнее, наконец он стал останавливаться, как заморенный конь. Шофер давал ход назад и затем бросался вперед на приступ. Таким способом мы наконец добрались до Байдарских ворот. У станции стоял ряд автомобилей, из которых выносили багаж пассажиров, укладывали его на телеги, а сами пассажиры с растерянными лицами по колена в снегу пробирались к станции. «Что случилось?» — спросил я шофера. — «Испортились автомобили». У одних лопнули цепи, у других повредилось что-то внутри, и путникам оставалось ждать, пока какой-нибудь более счастливый механический пегас, продрав через Байдары, вышлет из Севастополя экипажи, готовые за сумасшедшую цену доставить одних в Ялту, других в Севастополь».

Сочетание автомобильного и конного дорожного движения на извилистом горном шоссе нередко создавало опасности для его участников. Дорожно-транспортные происшествия были отнюдь не редкостью на крымских дорогах, иногда их жертвами становились и те, кто по долгу службы должен был следить за порядком на дорогах. Так в один из дней 1916 года, по сообщению газеты «Русская Ривьера», «по поручению пристава Алушты городовой Лукьянов выехал на симферопольское шоссе для наблюдения за правильным курсированием дилижансов. На одном из поворотов. вдруг появился автомобиль, который мчался с неимоверной скоростью. Предвидя ужасные последствия, Лукьянов стал знаками и криками просить автомобиль остановиться или уменьшить ход. Но через несколько секунд лошадь и седок были под автомобилем. При этом шофер бросил на произвол судьбы автомобиль и скрылся. К счастью, городовой Лукьянов отделался лишь ушибами, лошадь же оказалась убитой, автомобиль испорчен».

Если для тех, кто стремился добраться до ближайшего курортного места, автомобиль был желаемой находкой, то для тех, кто уже отдыхал, он становился наказанием. Та же «Русская Ривьера» писала в 1913-м году: «Наш курорт обладает всеми средствами для того, чтобы развинчить нервы у приезжих, мечтающих об отдыхе на берегу моря.

Одной из египетских казней, применяемых в Ялте, конечно, являются наши автомобили». Внезапно выныривавшее из-за угла и несшееся на огромной скорости железное чудовище наводило ужас на мирно гулявших курортников. Не менее ужасными были звуки, издаваемые автомобильными клаксонами. Недаром сам государь-император Николай II пытался запретить использование автомобиля на Южном берегу, однако вскоре он и сам попал под обаяние нового вида транспорта и с удовольствием разъезжал на нем по крымским дорогам.

Регулярное сообщение связывало Южный берег с Севастополем и Симферополем, Бахчисарай же сообщался с Ялтой лишь частными экипажами и автомобилями. Из Симферополя, сравнительно просто используя регулярно ходящий транспорт, можно было добраться до Севастополя, Евпатории, Феодосии.

 

Вдоль основных маршрутов на расстоянии 15-25 верст были устроены почтовые станции, содержимые за казенный счет, где менялись лошади и могли отдохнуть путешественники. Станции представляли собой небольшие постоялые дворы, где проезжающие получали известный минимум удобств. Станционные удобства и нравы подвергались едкой критике со стороны путешественников и журналистов на протяжении десятилетий. «Проезжий больной лишен на этих станциях, — читаем мы в одной из газет 1896 г., — самых скромных средств к известному удобству, на который вправе рассчитывать в благоустроенном казенном заведении.

Отсутствие уборных — мужской и женской; отсутствие теплых клозетов; теснота и неуютность так называемой «комнаты для проезжих» — вот те главнейшие неудобства, о которых мы говорим и на который теперь уже обращено должное внимание». Почтовым станциям, однако, так и не удалось превратиться в фешенебельные заведения. С развитием автомобильного движения необходимость в частых промежуточных остановках отпадала, и почтовые станции постепенно закрывались.

Оставить комментарий

Убедитесь, что вы вводите (*) необходимую информацию, где нужно
HTML-коды запрещены

Галерея