c53f0d4aa642a9329eb7e38515127d1b.jpg
eb50a04b26126a4f96b051ad4ddf87e1.jpg
f8072319b23c1ff419f1b079c2b367e3.jpg
История Крыма


Различные общественные деятели неоднократно обращали внимание государственных чиновников на необходимость специальных мероприятий по защите и реставрации памятников старины, однако за редким исключением эти обращения не находили должного отклика.

Заботу о памятниках проявляли прежде всего научные организации — Императорская археологическая комиссия, взявшая под опеку ряд памятников и особенно Таврическая ученая архивная комиссия (создана в 1887 году), одной из задач которой стал общий надзор за памятниками старины, однако усилия энтузиастов не могли поспеть за разрушающим действием времени. ТУАК была полугосударственным, полуобществен- ным учреждением и не имела ни достаточных средств, ни юридической базы для эффективной деятельности. «Если деятельность Комиссии давала плодотворные результаты в отношении памятников, находившихся на государственной или городской земле, то в отношении памятников, находившихся на территории частных владельцев. она была совершенно бессильна», — писал одни из участников этой деятельности.

Справедливости ради нужно сказать, что и губернские власти, и даже частные лица иногда все же проявляли заботу о местных достопримечательностях. Канцелярия губернатора несколько раз выделяла средства на ремонт старинных зданий, и даже многострадальные алуштинские развалины попытался привести в порядок меценат Н. Стахеев, известный своими заботами о благоустройстве Алушты. Но в целом памятники сохранялись лишь мастерством их древних строителей.

Итоги 19-20 в

Некоторые итоги. Нельзя сказать, чтобы в конце XIX — начале XX века курортное развитие Крыма шло исключительно по восходящей линии. Серьезный кризис был пережит крымскими курортами в период революции 1905-07 годов. Русско-японская война и революция практически прекратили поток финансовых вложений в курортные местности. Замерла активность на рынке земли, прекратилось строительство. Особенно сложным был 1905 год, когда к экономическим трудностям добавились политические. Канун курортного сезона ознаменовался массовыми беспорядками в Ялте, Симферополе, Феодосии, затем волна погромов и столкновений прокатилась и по другим местам полуострова.

Летом вспыхнуло восстание на броненосце «Потемкин», «блуждания» которого по Черному морю, по выражению одной из газет, вызвали отток публики из прибрежных мест. Курортные города то и дело сотрясали забастовки персонала, небывалый размах получила уголовная преступность и хулиганство. Год завершился грандиозным военным бунтом в Севастополе, принесшим многочисленные человеческие жертвы. Последствия для развития курортов были самыми плачевными. Разорились многие владельцы гостиниц и прочей недвижимости, пришла в упадок курортная инфраструктура, было задержано развитие коммуникаций. Таким же неспокойным был и 1906 год, лишь в следующем, 1907 году наступила стабилизация. Сезон этого года был весьма удачным, причем он совпал с хорошим урожаем фруктов и винограда. Газеты в этом году снова стали размещать материалы о проблемах курортов и их благоустройства. В межреволюционный период Крым курортный активно развивался.

Крымские курорты были самыми привлекательными для российской публики отечественными лечебными местностями. Накануне революции 1917 года в Крым приезжало около 100 тыс. человек, на балтийском побережье собиралось до 60 тыс., курорты кавказского побережья и кавказские минеральные воды привлекали не более 75 тыс. человек. Половину всего крымского «съезда» в свою очередь принимала Ялта. (Всех лечебных местностей в России зарегистрировано уже более 600, всех источников минеральной воды - 386, в том числе 14 более известных лечебных источников для внутреннего употребления, 10 серных источников для ванн, 68 лечебных местностей с соляными ваннами, лиманами и грязями. Более известных морских купаний у нас 65, кумысов — . Санаторий для внутренних болезней 20, не считая больших городов, санаторий для туберкулезных 20, детских . Во всех этих местностях лечится .00 больных; на крымском побережье - 1.00, на восточном берегу Черного моря - .00, на рижском побережье - .00, на минеральных водах - .00; серными ваннами лечится .00; соляными ваннами, лиманами и грязями лечится 1.00; кумысом лечится . В санаториях лечится от болезней внутренних органов 3000, от туберкулеза 3000, детей в санаториях около 20. Таким образом, при населении России в .00 один из 338 пользуется лечебными дарами природы». «Русская Ривьера», 1916, Ns 3-4, с. 66).

Сейчас довольно сложно сказать, какое именно количество публики отвлекали на себя западные курорты, однако накануне Первой мировой войны все более очевидным становится соперничество молодых северокавказских курортов, которые смело бросают вызов давно освоенным лечебным местам. В 10-х годах внимание государства и курортной общественности направляется в сторону Северного Кавказа. По сравнению с Крымом Черноморское побережье Кавказа было совершенно девственным, но оно все более и более возбуждает общественный интерес.

Курортным освоением Кавказского Причерноморья занимается влиятельная и многочисленная группа общественных и медицинских деятелей. «Всероссийское общество для развития и усовершенствования русских лечебных местностей», возникшее в 1914 г. было, по существу создано трудами «кавказцев». Они же начинают выпускать и первый в России курортный журнал «Русская Ривьера», в котором крымские материалы значительно уступают по объему кавказским. А ялтинская «Русская Ривьера» в это же время констатировала: «Конкуренция между курортами крымского и кавказского побережья за последние годы сильно обострилась. И те и другие стараются привлечь побольше публики.»“.

Среди обсуждавшихся на Всероссийском съезде курортных деятелей тем большая часть касалась Северного Кавказа, который все более настойчиво в прессе называют лучшей курортной местностью России, ее главной жемчужиной. Накануне мировой войны на Черноморском побережье Кавказа начинается то, что никак не получалось в Крыму, — строительство приморской железной дороги. Стремительно обустраиваются как курорты еще недавно абсолютно дикие места — Сочи,

Гагры, Туапсе, привлекающие своими условиями и в еще большей степени ценами все большее число приезжающих. Говорить об угрозе крымским курортам в этом смысле довольно затруднительно — поток желавших провести купальный сезон на юге рос, и появление новых курортов не влекло за собой оттока приезжих из старых. Но угроза заключалась в другом. Новые территории оттягивали капиталы, которые все более активно начинают вкладываться не в дорогостоящий Крым, а в значительно менее освоенное и потому многообещающее кавказское побережье Черного моря. Намечавшееся соперничество Крыма и Кавказа на самом деле оказалось бы полезным для развития обоих русских курортных регионов, которые непременно начали бы борьбу за своего клиента. Можно не сомневаться, что эта борьба была бы напряженной и заставила бы курортных деятелей корректировать ценовую политику и больше заботиться о благоустройстве курортных мест. К сожалению, начавшаяся Первая мировая война, революция и глобальное изменение характера экономики в советское время лишили нас удовольствия наблюдать за ее ходом.

Первая мировая война, казалось, даст новый толчок для развития курортного дела в России. Германские и австрийские курорты, которые ранее привлекали значительное количество богатых русских, оказались отныне недоступными, более того, тысячи русских, которые оказались во время начала войны в Германии и Австро-Венгрии, подверглись таким нападкам и пережили такое унижение, что возникло сомнение в том, что они когда-либо в дальнейшем будут посещать эти курорты.

Ривьера в союзной Франции также оказалась практически недостижимой. Все это заставило публику обратить внимание, многократно усиленное патриотическими чувствами, на отечественные курорты. Правда, со вступлением в войну Турции Черное море стало театром боевых действий, и ряд приморских городов, в том числе курортная Ялта и Феодосия даже подверглись обстрелу германо-турецкими кораблями. Пассажирское сообщение с Крымом и Кавказом по морю было прервано, а сезон 1914 года фактически так и не начался. Но вскоре русские победы в Закавказье и действия Черноморского флота заставили чашу весов на юге склониться в пользу России. Черноморские курорты оказались востребованы для целей лечения и реабилитации раненых солдат и офицеров, и на них было обращено внимание государственных и политических деятелей. «Настоящая мировая война, — писал в статье с характерным названием «Неотложные задачи курортного дела» редактор журнала «Русская Ривьера», — уже в самом начале своем выдвинула перед Правительством и обществом на очередь целый ряд жизненных экономических вопросов, разрешить которые необходимо в самом непродолжительном будущем.

В числе таковых вопросов вопрос об урегулировании и улучшении отечественных «курортов» или, как теперь принято называть, «лечебных мест» является вопросом первостепенной важности, скажем более, вопросом неотложной насущной потребности.». На курортные местности было обращено внимание военного ведомства, которое начало организовывать размещение раненых на частных и общественных курортах. (По предварительным подсчетам военной комиссии, в лечебных местностях империи была возможность разместить до 52 тыс. раненых.) 10 января 1915 г. император Николай II в письме на имя таврического губернатора Княжевича повелел «посвятить все силы и энергию на предоставление возможности наибольшему количеству больных и раненых воинов воспользоваться природными целебными дарами Крыма». Для военных нужд приспособлялись различные лечебные учреждения, в том числе только что открывшийся в Севастополе Романовский институт физических методов лечения, а также создавались новые. Так, в 1914 г. Министерство земледелия ускорило строительство своего санатория, предложив использовать его для лечения раненых офицеров.

Весьма быстро в имении фельдмаршала графа Д. А. Милютина, завещанном для этой цели, вырос санаторий на 45 мест. Места в санаторий распределял временный комитет попечения о раненых под покровительством императрицы Александры Федоровны. В царском имении Массандра начал складываться своеобразный военно-медицинский комплекс для лечения раненых офицеров и нижних чинов. Еще в 1913 году здесь началось строительство санатория Военного ведомства.

Через три года здесь работала лечебница, рассчитанная на прием 75 человек (арх. Ю. Ф. Стравинский). В 1915 году в Массандре был открыт еще один санаторий для выздоравливающих офицеров, под который было приспособлено здание проектировавшегося противотуберкулезного заведения. Наконец, здесь же годом ранее была построена «Санатория для чинов военно-морского ведомства» (арх. Н. Н. Малеин). Вместе с построенными здесь же на землях удельного ведомства санаториями в память Александра 111 эти заведения составили своеобразный благоустроенный государственный курорт.

 

Возник целый ряд проектов по созданию специальных военных санаториев в других местах Крыма. Из них наибольшим размахом отличался проект объединения двух грязелечебниц в Саках и Евпатории и создания на их основе большого лечебного комплекса. В значительной степени именно под эту программу готовился государственный кредит на развитие русских казенных курортов в размере 17 млн. рублей.

Оставить комментарий

Убедитесь, что вы вводите (*) необходимую информацию, где нужно
HTML-коды запрещены

Галерея