Версия для печати

Исцеление природой. Наука и практика

(0 голосов)
Автор 
on 24/10/2016

Во второй половине XIX века места с хорошим климатом, морем, горами получают небывалую популярность, поскольку теперь от них ждут не только отдохновения, но и чудес исцеления.

Именно с этого времени слово «курорт»

— от немецкого «лечебная местность», — становится повсеместным названием таких мест.

В России Крым первоначально не воспринимался как лечебная местность. Исключение составляли лишь сакские грязи. Напротив, в конце XVIII — начале XIX века климат полуострова считался не вполне здоровым. Врачи, правда, действительно рекомендовали посещать Крым, но главным образом с целью излечения от хандры.

По-настоящему на целебное значение южнобережного климата обратили внимание лишь во время Крымской войны. В 1861 году доктор С. П. Боткин порекомендовал страдающей от болезни легких русской императрице проводить некоторое время года в Крыму. В 70-е и 80-е годы в Крым все еще ездили главным образом для отдыха и развлечений, но уже в 90- х годах основной или, по крайней мере, заявляемый, мотив путешествий становится иным, даже физически крепкие люди спешат сюда теперь «для поправления здоровья». Наряду со словом «приезжий» как основным обозначением посетителя крымского Южнобережья, становится словечко «курсист» (т. е. человек, проходящий лечебный курс), которое то и дело употребляется в курортной литературе.

Как уже было сказано, первым используемым лечебным ресурсом на полуострове стали грязи в окрестностях села Саки и несколько позже чокракские близ Керчи. Здесь были устроены грязелечебные заведения, пользование в которых проходило под врачебным присмотром. Первый химический анализ сакских грязей произвел в 1807 году химик Дессер, но основоположником крымского грязелечения считается доктор С. Н. Оже, заведовавший с 1826 г. Сакской грязелечебницей. Он сформулировал и опубликовал первые исследования о влиянии грязей на лечение ряда болезней. В дальнейшем учеными- медиками были всесторонне исследованы особенности влияния крымских грязей на организм человека и описан химический механизм этого влияния. Благодаря своему составу, а именно повышенному содержанию микроэлементов и радиоактивности лечебные грязи оказывались весьма эффективными в лечении костных заболеваний, ревматизма, разного рода травм, гинекологических заболеваний, лечении бесплодия, расстройств мочеполовой сферы. Сакские грязелечебницы

— гражданская и для военных чинов — стали первыми в России лечебными учреждениями, использовавшими этот естественный ресурс.

Здесь еще до Крымской войны были выстроены специальные павильоны для принятия грязевых ванн, а само пользование грязями осуществлялось под врачебным присмотром.

Что касается остальных грязелечебных мест, то тут долгое время царили самые первобытные способы лечения. Так было, например, в Евпатории, где, как писал в 70-е годы доктор Трахтенберг, «если вы прибыли с целью полечиться, то сами и должны руководствоваться вашим лечением, так как врачей, занимающихся специально бальнеологнею, нет, и во врачах вообще чувствуется недостаток. Труднее гораздо, — развивал он свою мысль, — приходится больным, которые имели несчастие лишиться вследствие болезни употребления своих членов.

При полном недостатке всяких приспособлений для перевозки или переноски к берегу моря для погружения их в воду, извлечения оттуда — они переносятся на руках жаждущих поживы местных цыган и претерпевают при этом нередко самые жестокие мучения». Лишь к концу XIX века грязелечению в Крыму были даны приемлемые медицинские формы. В целом ряде курортных мест возникли свои грязелечебные учреждения, пользовавшиеся либо собственным, как, например, в Севастополе и Балаклаве, сырьем, либо привозным из других мест Крыма. Грязелечение пользовалось большим успехом в России, и ежегодно к грязелечебным курортам Крыма стекались десятки тысяч больных, жаждущих исцеления под волшебным действием черной неприятно пахнущей маслянистой массы.

Исследование климата

Использование в лечебных целях климата и развитие климатотерапии начинается во второй половине XIX века. Как уже было сказано, толчок к исследованиям в этой области дало распространение опаснейшего недуга, поразившего европейские страны. Это был туберкулез, пли, как его называли в России, — чахотка. «По опустошительному своему действию, — сообщала энциклопедия Брокгауза и Эфрона, —.туберкулез занимает первое место среди других болезней». Считалось, что туберкулезом заражено около половины человечества.

Смертность от туберкулеза составляла до 25 % всех смертных случаев. В России в начале XX века насчитывалось около 2,5 млн. чахоточных больных, из которых ежегодно умирало 300-500 тыс. человек. Ежегодно чахотка уносила больше человеческих жизней, чем это сделала в 1892 году холера — одно из самых страшных инфекционных заболеваний. «Поистине, — восклицал ялтинский врач Штангеев, — это самый страшный и самый беспощадный бич людской, настоящая язва рода человеческого».

Болезнь, поражавшая прежде всего легкие человека, вызывалась возбудителем — т. н. палочкой Коха, против действия которой долгое время не существовало противоядия. Особенно жестоко свирепствовала чахотка в крупных промышленных городах, где ее распространению способствовала большая скученность населения, бедность н антисанитария. Впрочем, жертвами чахотки становились не только низшие слон населения, чахотка была распространена н в высших его слоях. Туберкулезом была больна и супруга императора Александра II.

До открытия антибиотиков единственным более или менее эффективным средством борьбы с туберкулезом были естественные методы лечения мягкий климат, горный или морской воздух, усиленное питание продуктами, богатыми витаминами н т. д. Именно распространение туберкулеза в русском обществе н поиск средств борьбы с ним заставляет обращать пристальное внимание на крымский климат. Повинуясь скорее инстинкту, чем туманным указаниям врачей, больные начинают осваивать южное побережье полуострова, сталкиваясь здесь с массой трудностей и неудобств — несовершенством путей сообщения, нехваткой жилья, дороговизной продуктов и несовершенством, а зачастую отсутствием квалифицированной медицинской помощи.

Наиболее состоятельные больные отправлялись на лечение не в Крым, а в Западную Европу. Побережье Черного моря доставалось тем, кто не обладал средствами для длительной жизни и лечения за границей. Зачастую их жизнь в Крыму была наполнена жестокими страданиями, но, несмотря на это, ежегодно количество людей, жаждавших исцеления, ничуть не уменьшалось, а напротив, неуклонно росло.

В 70-х годов XIX века начинаются планомерные исследования влияния крымского климата на легочных больных. Пионером в области этих исследований был врач В. Н. Дмитриев, который, будучи сам болен туберкулезом, поселился в Ялте и первым стал осуществлять наблюдение за климатом Южного берега. В 1881 году появилась небольшая работа доктора В. Н. Корсакова «Легочная чахотка и Южный берег Крыма как климатолечебная местность», в которой делался вывод о большом значении климата Крыма для лечения больных, но в то же время констатировалось, что «вполне это значение будет оценено только впоследствии, а пока еще большинством как врачей, так и публики отдается предпочтение заграничным климато-лечебным заведениям перед русскими». Наиболее серьезное исследование влияния климата Южного берега Крыма на легочных больных провел врач Ф. Т.

Штангеев, обобщивший свой многолетний врачебный опыт в Ялте в обширной книге «Лечение легочной чахотки в Ялте», изданной в 1885 г. Свои выводы Штангеев основал на исследовании около 1000 историй болезней чахоточных. Он доказал исключительно важное значение крымского климата для лечения легочных заболеваний и внес ценный вклад в разработку лечебных методик. В дальнейшем исследования в области использования крымского климата в лечебных целях активно продолжались.

Без большого преувеличения можно сказать, что Южный берег Крыма стал в начале XX века главным оплотом в борьбе с туберкулезом в России. Общественные мероприятия в этом направлении активно поддерживало государство и непосредственно царская семья. Своеобразной традицией было участие царской семьи в ежегодно проходившем в Ялте, как и по всей России, Дне Белого цветка — специальной благотворительной акции, направленной на помощь туберкулезным больным.

Наряду с использованием климата южнобережные врачи вели поиск дополнительных способов целительного влияния на организм. Весьма популярным в конце XIX — начале XX в. было лечение виноградом, хотя уже в 1885 году Штангеев отмечает, что оно «почти везде выходит из употребления». Энтузиастом виноградолечения был доктор В. Н. Дмитриев, который написал об этом целый труд. Как с сожалением указывал Штангеев, из-за высокого спроса в осенний сезон хороший виноград в Крыму достаточно дорог, к тому же лечебные сорта постепенно вытеснялись более урожайными простыми сортами. Достаточно активно в лечебных целях в Крыму употреблялся и кумыс. Молоко кобылиц, оказывающее на организм человека целебное и тонизирующее действие, было как привозным, так и местным.

В различных местах полуострова существовало несколько кумысных заведений. В Ялте кумысолечебное заведение было открыто еще в начале 70-х годов. Оно принадлежало сначала врачу Купрессову, а затем местному предпринимателю Кугушеву, его продукция приготавливалась из молока пасшихся на яйле лошадей. Как писал Штапге- ев, этот кумыс «по своим качествам не оставляет желать ничего лучшего» и даже превосходит всероссийски известный кумыс Самарских степей. В Ялте впервые в России в медицинских целях был применен такой популярный впоследствии напиток из коровьего молока, как кефир (или, как его первоначально называли, — капир). Кефирный грибок, необходимый для сбраживания молока, был вывезен В. Н. Дмитриевым с Кавказа. Дмитриев считал кефир не уступающим по своему целебному действию кумысу. В конце XIX века это был еще совершенно новый в России напиток, о котором тот же Штангеев еще почти ничего не мог сообщить читателям своего труда.

К началу XX века относятся и первые попытки использовать климат для лечения нервных болезней, хотя уже на заре XIX столетня путешественник В. Измайлов утверждал, что не знает лучшего средства от хандры, чем прогулки по крымским горам. С 1911 г. в Севастополе работал крупный невропатолог и психотерапевт профессор А. Е. Щербак, который считается одним из основоположников отечественной физиотерапии.

 

Долгое время использование климата и других природных средств в лечебных целях производилось исключительно частным образом. Больной, основываясь на консультациях врача, лечил себя сам или пользовался услугами лечебных заведений, которые не предоставляли пансиона. Если не считать нескольких грязелечебниц, то до конца XIX века в России не существовало ни одного санатория, или, по тогдашнему произношению и написанию, в женском роде — «санатории», т. е. лечебного учреждения для многих больных, где последние получают весь комплекс лечения и обеспечиваются уходом.

Первый русский санаторий для легочных больных «Халила» был устроен во второй половине 90-х годов по воле императора Александра III в Финляндии. В 1898 году Общество русских врачей организовало санаторию для чахоточных в Тайце. Несколько подобного рода заведений возникло в разных частях империи, преимущественно близ крупных городов, однако, как признал один из ведущих специалистов по курортологии, «в большинстве случаев учредители их злоупотребляют словом «санатория», присваивая это наименование то специальным городским лечебницам для различных болезней, то летним дачам или же сельским меблированным комнатам с пансионом».