Версия для печати

Августейшие туристы

(0 голосов)
Автор 
on 22/10/2016

Ключевую роль в развитии Южного берега Крыма и вообще в развитии крымских курортов сыграло то обстоятельство, что эти места с 60-х годов стали пользоваться неизменным вниманием царской семьи.

Конечно, и ранее Романовы не пренебрегали этой «лучшей жемчужиной своей короны», как сказала о Тавриде Екатерина II после своего знаменитого путешествия 1787 года. Еще в 1825 году император Александр I приобрел имение в Ореанде, перешедшее после его смерти к Николаю I. Спустя более четверти века, в 1852 году, для императорской семьи в Ореанде архитектором Штакеншней- дером был построен дворец, однако императорской семье не пришлось пожить в нем. Николай побывал в имении лишь раз накануне Крымской войны. По возвращении он подарил его своей жене Александре Федоровне, поеле смерти которой, согласно завещанию, дворец и земля перешли ко второму сыну самодержца — Великому Князю Константину Николаевичу.

По-настоящему обосноваться на Южном берегу императорское семейство заставил целебный крымский климат, который настойчиво рекомендовался врачами императрице Марии Александровне — супруге императора Александра II. В 1860-м году удельное ведомство приобрело у наследников графа Л. С. Потоцкого имение Ливадию неподалеку от Ялты — около 225 десятин, которые обошлись казне в 300 тыс. руб. Новое имение высочайшим указом было предоставлено императрице. Впервые августейшее семейство посетило Ливадию в 1861 году, после чего придворному архитектору И. А. Монигетти было поручено возвести соответствующие статусу новых владельцев постройки.

Через пять лет имение украсилось изящными дворцами в «восточном стиле» — Большим и Малым, вокруг которых удельным «садовых дел мастером» К. Геккелем был разбит очаровательный парк. Большой дворец, по отзывам одного из современников, «великолепен, изобилует всевозможными художественными украшениями — всем, что только может ласкать взор и поддерживать бодрость духа.

Сразу видно по всему, что это в полном смысле царское жилище». Малый дворец, напротив, «скромен и по объему, и по всей своей внешности. Это просто скромный дачный домик, какой везде можно встретить по барским усадьбам или дачным местностям России». В верхней части имения, в горах, был построен дом для отдыха императрицы — «Эриклик», возле которого заложили прекрасный луговой парк, построили молочную ферму, фазаний питомник и т. д. После окончания строительства дворца приезды царской семьи в Ливадию стали регулярными.

Новый курортный стиль

В значительной степени именно царская семья задавала новый курортный стиль. Доктор В. Н. Дмитриев вспоминал, что в 60-70-е годы Ялта была как бы предместьем Ливадии. Прибытие августейшего семейства означало, что сезон открыт: «уезжал двор, опустевала и Ялта.». Разделить с царской семьей удовольствия отдыха, быть ближе ко двору стремилась значительная часть аристократии, которая считала само собой разумеющимся посетить Крым в тот момент, когда это же делает царская семья.

Карнавалы в курортных местах не были в традициях России, однако их с успехом заменила церемония встречи царского семейства, прибывающего на отдых. В отличие от вчерашней и сегодняшней «демократической» власти, стремящейся скрыть в равной степени и свою работу, и свои развлечения, августейшее семейство превращало свой приезд в Крым в праздник и для себя, и для окружающих.

До 70-х годов железной дороги на юг не было, и «державным путешественникам приходилось ехать на лошадях и останавливаться на каждой почтовой станции, куда заблаговременно стекались окрестные крестьяне с хлебом-солью, чтобы ударить челом властителю, снявшему с них. невыносимые оковы рабства (т. е. отменившему крепостное право — А. М.)», — вспоминал один из писателей. Затем, после постройки одесской дороги, царская семья следовала до Одессы и оттуда в Крым морем, и, наконец, с введением в действие Лозово-Севастопольской дороги — до Севастополя и оттуда морем в Ялту. Александр II использовал в качестве яхты английский пароход «Тигр», севший во время Крымской войны на мель близ Одессы и захваченный русскими войсками.

Позже императорская семья прибывала в свою резиденцию на одном из пароходов РОПИТ, пока не была введена в строй императорская яхта «Ливадия». Иногда путешествия совершались посуху. К первому приезду императорской семьи в Ялте была построена телеграфная станция, устроен бульвар и укреплена дорога в Ливадию, но сама встреча была весьма скромной ввиду бедности и малонаселенности Ялты. В дальнейшем августейших приезжих встречали почетные воинские караулы, хоры, оркестры, богато наряженная толпа ялтинцев и большое количество жителей окрестных татарских деревень, город украшался флагами, цветочными гирляндами, а по вечерам здесь устраивался невиданный провинциалами фейерверк.

Нам известны сегодня некоторые особенности времяпрепровождения «августейших отдыхающих». Один из ялтинских старожилов, опубликовавший свои воспоминания в 1906 г., вспоминал: «Александр II, живя в Ливадии, постоянно показывался па улицах Ялты, то пешком, то верхом, ходил совершенно запросто, по целым часам, по-видимому, без всякой охраны». Корреспондент газеты «Московские ведомости» оставил следующее описание атмосферы царского отдыха: «В Ливадии придворный этикет насколько возможно устранен. Утром Царь по обыкновению встает рано, прогуливается по парку пешком, потом занимается делами; иногда садится на лошадь и спускается к морю, к купальне.

Вечер царская семья проводит большей частью в тесном кругу приближенных. Мирный день кончается рано, и день следующий повторяет предыдущий. По воскресеньям некоторые известные лица приглашаются слушать обедню в придворной церкви. Ливадия с каждым днем становится все красивее и цветистее, не только Южный берег, но и весь Юг, все Черное море смотрит на нее с любовью и надеждой». Впрочем, вскоре в царском быте Ливадии произошли некоторые изменения, которые были связаны с покушениями на Александра II, совершенными сначала Каракозовым в Петербурге и затем Березовским в Париже.

Эти драматические события вызвали ужесточение режима охраны царской резиденции и даже на некоторое время привели к прекращению доступа публики в имение, однако через некоторое время ситуация была исправлена и, как вспоминал современник, «интеллигентная публика не встречала никаких затруднений видеть монарха и его семью в патриархальной обстановке». Охрану Ливадии несли подразделение одного из расквартированных в Крыму пехотных полков и личный конвой императора, состоявший из казаков, кавказских горцев и крымских татар.

Действительно, влияние превращения Ливадии в летнюю царскую резиденцию на развитие крымских курортов и в особенности на Ялту трудно переоценить. Благодаря личному вмешательству Александра II Ялта получила в 1872 году новый план города, сразу многократно увеличивший его площадь. Стали производиться всевозможные постройки, существенно превышавшие надобности уездного городка, и т. д. Благодаря заботе императрицы была проложена дорога к водопаду У чан-су и далее на вершину яйлы. Но главным было то, что проведение времени на Южном берегу входит в моду у высшей русской публики.

Вслед за ней, как вспоминал В.Х.Кондара- ки, «Ялта стала наводняться разного рода торговцами, которых здесь никогда не видели раньше: явились продавщики мороженого, различного рода конди- торских печений, стереоскопные кабинеты с сюрпризами, литературные вечера, концерты и т. п.». К Ялте привлечено всеобщее внимание, а значит, сюда начинается приток капитала.

В 1879 году после двухлетнего перерыва, вызванного русско-турецкой войной 1877-78 гг., в Ливадию в последний раз приехала смертельно больная хозяйка имения мать императора императрица Мария Александровна. А следующий год был последним годом посещения Ливадии и императором Александром II. К этому времени его супруга Мария Федоровна умерла, и император легализовал свои отношения с княгиней Е. М. Долгорукой, с которой у него был многолетний роман.

Вступив в морганатический брак с Долгорукой, которая отныне стала именоваться княгиней Юрьевской, супруги отправились в Крым, в своего рода свадебное путешествие. Возвращаясь в Севастополь 1 декабря 1880 года, очарованный открывшимся видом с Бай- дарских ворот, Александр приказал накрыть стол для прощального обеда. «Прислуживал единственный слуга. Обед прошел весело и оживленно, — вспоминал один из его участников, — и счастье сияло на всех лицах».

Ровно через три месяца император был убит в Петербурге террористами.

Первый приезд нового государя Александра III (уже не в качестве цесаревича) в императорское имение состоялся в 1883 году. Трагическая смерть его отца заставила предпринимать более жесткие условия безопасности, и большей частью во время пребывания в Крыму императору ничего не угрожало.

Правда, трагический случай однажды все же произошел во время возвращения царской семьи из Крыма, но он был связан не с политической борьбой, а с халатностью железнодорожников. В 1888 году императорский поезд потерпел крушение у станции Борки. Несмотря на большое количество жертв, никто из императорской семьи, за исключением самого Александра III, который получил травмы, не пострадал. Следствие, проведенное после катастрофы, не нашло следов политического терроризма, однако выявило массу серьезнейших недостатков в русском железнодорожном управлении.

Александр III и его семья любили пребывать на Южном берегу что называется «с размахом». Царь-миротворец предпочитал следовать из Севастополя не на яхте, а на боевом корабле. Августейшее семейство доставлял в Ливадию крейсер Черноморского флота «Орел». «Чаще всего императрица с детьми приезжала первой в начале лета. Император прибывал позднее, к осени».

 

Августейшее семейство проводило время в экипажных, конных, пеших прогулках, катании на лодках, посещала соседние имения высокопоставленной знати. Император и императрица полюбили совершать поездки в монастырь Косьмы и Дамиана у подножья Чатырдага. Там увлекающийся охотой Александр приобрел так называемые Бешуйские лесные дачи, где был построен охотничий дом.