c53f0d4aa642a9329eb7e38515127d1b.jpg
eb50a04b26126a4f96b051ad4ddf87e1.jpg
f8072319b23c1ff419f1b079c2b367e3.jpg
История Крыма


Во второй половине XIX — начале XX в., как и сегодня, основная масса приезжавших на отдых в Крым устремлялась на Южный берег.

Но второе место по привлекательности без сомнения держало Западное побережье полуострова, точнее берега Каламитского залива, где располагались уездный город Евпатория и село того же уезда Саки. Ничего величественного в противоположность Южнобережью эти места не представляли, будучи совершенно безлесой, безводной равнинной степью. Между тем сюда стремилось ежегодно довольно значительное количество людей. Их влекли чудодейственные свойства местных лечебных грязей, а также обширные песчаные морские пляжи. Немаловажным обстоятельством была и относительная (по сравнению с Южным берегом) дешевизна жилья и продуктов питания.

Долгое время Евпатория пользовалась славой места лучших в Крыму морских купаний, которые сравнивались с каннскими. Объясняется это, по- видимому, довольно просто. Неглубокое море с песчаным отлогим берегом напоминало жителям среднерусских равнин любезные их сердцу реки, к тому же оно рано нагревалось солнцем весной и, следовательно, становилось раньше доступным для купания. Что касается евпаторийских и сакских грязей, то пользоваться ими тянулись главным образом страдающие ревматическими заболеваниями, которых было отнюдь не мало среди обитателей европейской России.

Бахчисарай

Как и в начале XIX в., значительный интерес вызывал Бахчисарай и его живописные и богатые историческими памятниками окрестности. Как и до Крымской войны, Бахчисарай оставался островком Востока, словно застывшим среди бурно меняющейся вокруг жизни. Если цивилизация среди европейского населения полуострова делала семимильные шаги вперед, то бывшая столица Крымского ханства была погружена в глубокий сон. Бурная жизнь русского пореформенного общества, казалось, обошла татарский городок стороной, как и железная дорога, прошедшая в нескольких верстах от Бахчисарая.

Даже в 1914 году автор одного из путеводителей, М. Протопопов, отметил: «Жизнь Бахчисарая и его рост медленно продвигаются вперед. За 35 лет наблюдений автора Бахчисарай и по внешности, и по внутренней жизни коренного населения татар изменился весьма незначительно. Застраивается новыми домами европейского характера преимущественно главная улица». Остальной город выглядел точно так же, как и при Сумарокове — кривые узкие улицы, высокие заборы, минареты мечетей, фонтаны. Чистотой городок не отличался. Посетившие его в 1892 году экскурсанты Крымского горного клуба «были поражены «бахчисарайскою грязью.». Зато восточной экзотики здесь было хоть отбавляй, и именно этот исчезающий повсюду и нерушимо сохраняемый в Бахчисарае уклад составлял главную причину его привлекательности для туристов.

Основной достопримечательностью Бахчисарая был, как и в прежние времена, знаменитый дворец крымских ханов. Власти также рассматривали его как привлекательный исторический объект и периодически прибегали к его реконструкции. Первый ремонт после отстройки дворца в 1736 г., когда он был сожжен казаками фельдмаршала Миниха, был произведен накануне приезда Екатерины II в 1787 г. В 1824 г. была проведена крупная реставрация, в результате которой дворцовым постройкам был нанесен существенный ущерб, часть сооружений «за ветхостью» снесены, оставшиеся переделаны и перекрашены «в восточном стиле», но вне соответствия с прежним видом дворца. Дворец ремонтировали к приезду Николая I в 1837 году и к приему Великого Князя Константина в 1842-м.

Во время Крымской войны во дворце располагался госпиталь, и, ремонтируя его, стены снова расписали в 60-х годах в несуществующем «восточном стиле». В 1895 г. Министерство Двора и Внутренних дел ассигновало на проведение реставрационных работ .00 руб., причем в Бахчисарай был командирован академик Котов для проведения исследований. Предполагалось по возможности вернуть дворцу вид, соответствовавший концу XVIII века. Но только в 1900 году начались работы специальной комиссии для реставрации дворца под предводительством Великого Князя Петра Николаевича. На этот раз за дело взялись настоящие специалисты — академик Н. П. Кондаков и архитектор Н. П. Краснов. Комиссия проводила скрупулезные исследования, вела поиски и скупку увезенных в разное время из дворца вещей. Именно на их основе и был устроен во дворце музей.

Местные власти и предприниматели стремились привлечь в Бахчисарай туристов. Групповые экскурсанты могли рассчитывать на бесплатное помещение на территории дворца, правда, о нём нужно было хлопотать заранее в Канцелярии таврического губернатора. С этой же целью для участников экскурсий, прибывающих в город, в местных гостиницах были установлены скидки Вообще же бахчисарайские гостиницы были невелики — 12-13 номеров. Всего в городе в 1914 году этих заведений было три, стоимость номеров в них колебалась от 50 копеек до 5 рублей в сутки.

Осмотрев дворцовый комплекс, туристы посещали богослужение «крутящихся дервишей» — действо, практически не изменившееся в течение десятилетий с того момента, как было описано путешественниками начала века. Затем, как и встарь, экскурсанты отправлялись в предместье Бахчисарая Сала- чик, близ которого находился Успенский монастырь и пещерный город Чу- фут-Кале. Пришедший в упадок после выселения христиан в 1778 году, в 50- е годы XIX века Успенский монастырь пережил свое второе рождение. Архиепископ Херсоно-Таврический Иннокентий решил превратить богатый православными святынями Крым в «Русский Афон».

По окончании Крымской войны запущенные монастыри стали возрождаться. В 1850-м году Успенский монастырь был преобразован в скит, и в начале XX века в нем насчитывалось до 30 монахов. Были возобновлены многие старые строения монастыря и построены новые. Ввиду того, что монастырь в храмовый праздник Успенской скалы были построены две гостиницы — «приют странников и туристов, посещающих монастырь».

В отличие от монастыря, находившийся в этой же долине «пещерный город» Чуфут-Кале после Крымской кампании пришел в упадок. Если Сумароков насчитывал в 1799 году здесь 227 караимских семей, то в 70-е годы XIX в. здесь оставалось лишь семейство караимского гахама (раввина), археолога А.Фирковича. Жилые дома постепенно разрушились, но крепкие стены были целыми. Два караимских молитвенных дома — кенасы, а также мусульманский мавзолей на городище поддерживались в приличном состоянии и даже ремонтировались к приездам в Чуфут-Кале высочайших особ, которые также интересовались бахчисарайскими достопримечательностями (так, они были отреставрированы в 1886 г. к приезду императора Александра III). В Салачике сохранялись и посещались туристами мусульманские святые места - гробницы первых крымских ханов и старое медресе — мусульманская духовная школа.

Популярностью у экскурсантов продолжали пользоваться «пещерные города» в окрестностях Бахчисарая. Правда, доступ к ним был затруднен отсутствием приличных путей сообщения, благодаря чему их посещение было доступно лишь достаточно подготовленным в спортивном отношении туристам. Даже известный русский турист-пешеходник М. Бернов признал, что «Черкез-керменские пещеры впору посещать лишь одним диким козам. Пещеры эти находятся на такой высоте и в столь одичалой, почти неприступной местности, что только один фанатизм туриста может вас завести сюда». «Пещерные города» были излюбленными объектами посещения участниками разного рода учебных экскурсий — гимназистами и студентами.

Постепенно отдельные энтузиасты климатолечения начинают обращать внимание на целебные свойства климата юго-западного Крыма. В 1898 году доктор В. Н. Дмитриев, выступая на I съезде по климатологии и бальнеологии, обрисовал перспективы развития «климатических станций» в горном Крыму, на пространстве между Средней грядой и Яйлой, которые он связывал с прокладкой проезжих дорог. Пока же он вынужден был констатировать, что «крутые каменистые склоны водоразделов между долинами и теперь еще недоступны рессорному экипажу». «Только в самое последнее время Кок- козскую долину прорезало шоссе, и грунтовые дороги по Альме и Каче сделались проездными, по крайней мере в сухое время года». Мечты об использовании бахчисарайского климата в лечебных целях начали реализовываться много позже — во второй половине XX века.

Карасубазар

В отличие от Бахчисарая, второй из значительных городов Крымского ханства - Карасубазар, находившийся примерно на таком же расстоянии от губернского центра, как и бывшая столица ханства, не стал сколько-нибудь заметным туристическим центром. Здесь не было привлекательных объектов вроде Ханского дворца, и вообще он лежал вдали от традиционных «турпото- ков». Карасубазар остался всего лишь транзитным пунктом на пути из Симферополя в Восточный Крым, и мало кто из туристов удостаивал городок своим вниманием.

Одним из таких туристов в 80-е годы оказалась княгиня Горчакова, которая оставила нам сведения о тогдашней карасубазарской «инфраструктуре»: «Ямщик наш остановился около низенького длинного домика из белого камня, с крылечком и несколькими густыми деревьями в палисаднике, выходящем на главную улицу. Этот невзрачный домик носит громкое название Одесской гостиницы и служит единственным убежищем для тех, кого судьба или страсть к путешествиям приводит в этот заштатный город Симферопольского уезда, сохранивший доныне восточный колорит мелкоторгового, грязнаго татарского города.». Таким он оставался и в течение нескольких последующих десятилетий. В начале XX века через Карасубазар, правда, прошла новая дорога на Феодосию, однако она еще дальше отодвинула городок от редких туристов, поскольку была проложена не через его центр, а прошла по самой окраине.

 

Между тем общий курортный бум начала века затронул и этот городок. Здесь возникают несколько более или менее крупных торговых предприятий и даже финановые учреждения. Местный домовладелец Дзюбе начал коммерческую эксплуатацию известного карасубазарского минерального источника Катырша-сарай, что породило у местных общественных деятелей определенные надежды на организацию здесь бальнеологического курорта. Грядущее возрождение Карасубазара и его развитие как курорта связывалось с проектом Карасубазар-Симферопольской железной дороги, который активно обсуждался накануне Первой мировой войны. Карасубазарское земство издало специальную брошюру, призванную привлечь внимание властей и частных лиц к воплощению этой идеи. Предполагалось, что по железнодорожной ветке может быть организован грузопоток в 18 млн. пудов и 200 тыс. пассажиров в год. Проект, однако, так и остался на бумаге.

Другие материалы в этой категории: « Балаклава Симферополь »
Оставить комментарий

Убедитесь, что вы вводите (*) необходимую информацию, где нужно
HTML-коды запрещены

Галерея