c53f0d4aa642a9329eb7e38515127d1b.jpg
eb50a04b26126a4f96b051ad4ddf87e1.jpg
f8072319b23c1ff419f1b079c2b367e3.jpg
История Крыма


Внимание путешественников в Евпатории

(0 голосов)
Автор 
on 21/10/2016

Известным вниманием путешественников пользовалась также Евпатория, за которой вплоть до середины XIX века сохранялось ее прежнее татарское название, звучавшее в русском переложении как «Козлов» (от тюркского Гезлев).

Евпаторию и Симферополь соединял почтовый тракт, проходивший мимо селения Саки или Сах, славившегося своими лечебными грязями. Целебные свойства сакских грязей были известны со времен Крымского ханства. Сумароков один из первых описывает процесс лечения, который состоял в закапывании больного по шею в зловонную черную массу. В 1828 году сакские грязи были исследованы доктором Оже, и через год князь Воронцов издал распоряжение, «чтобы устроены были здесь здания для больных с различными удобствами». Вследствие этого распоряжения в 1832 году появился павильон для больных, прозванный местными жителями «дворцом», который благополучно просуществовал до самой Крымской войны, а также открыт пансион с 20 номерами от 30 коп. до 1р. 20 коп. серебром в сутки. В 1837 году состоялось открытие «военного лечебного заведения», которое было призвано обслуживать военных чинов и состояло отделением симферопольского военного госпиталя. Оба заведения обслуживали накануне войны до 250 больных.

Путешественники отмечали большой недостаток приличного жилья и его дороговизну: «съезд больных в некоторые годы бывает очень большой, и многие принуждены тесниться в татарских лачужках и платить за комнату по 1р. 50к., и даже по 2 р. сер. Случалось иногда, что некоторые должны были платить за наемы простого крестьянского дома о трех комнатах по 5 р. сер. в сутки, между тем самый дом стоит не более 100 р. сер. .При большом съезде больных, — замечает путешественник, — нередко также ощущается в Саках недостаток в съестных припасах».

Евпатория в прошлом являлась довольно значительным портом (главной гаванью Крымского ханства), но в первой половине XIX века это был маленький городок, типично восточного вида, населенный татарами, турками и греками, где наибольший интерес представляли остатки прежнего татарского владычества, прежде всего мечеть Джума-Джами, построенная в XVI веке турецким архитектором Синапом.

В 30-х годах в Евпаторию заходил идущий из Одессы в Ялту пароход, а из Симферополя от гостиницы «Таврида» одни раз в неделю отправлялся дилижанс. В это время в городе существовала единственная гостиница, на вывеске которой французскими буквами было написано ее название - «Евпатория». В ней в 1837 году остановились участники путешествия А. Демидова, которые, за неимением свободных мест, вынуждены были спать на бильярдном столе. Они же сообщали, что жить в Козлове можно вполне дешево.

Восточный Крым

Неослабевающим вниманием путешественников пользовался также Восточный Крым. С центром губернии восток соединял почтовый тракт, проходивший через первое русское сельское поселение на полуострове - Зую, затем через Карасубазар и шедший далее до Судака, Феодосии и Керченского полуострова. «Дорога к Симферополю, — писал в 1820 г. Г. Гераков, ехавший в обратном направлении, — большею частью гориста и не всегда хороша.». Спустя семнадцать лет участники демидовского вояжа рисуют уже другую картину: «Дорога в Карасубазар, — писали они, — очень ровная, идет по бесплодным возвышенностям, изсохшим от зноя. Дорога повсюду очень широка, по сторонам ея идут рвы, хорошо содержимые». Путешественники отмечают оживленное движение: «Кроме нас, было очень много проезжих».

Как и Евпаторию, эту часть Крыма соединяло с губернской столицей с 30-х годов регулярное сообщение. Еженедельно от «Таврической» гостиницы в Симферополе в Керчь отправлялся дилижанс. Первым крупным поселением на этом пути был Карасубазар — в прошлом один из значительных пунктов Крымского ханства. В первой половине XIX века в нем сохранялся хан, или караван- сарай — большой обнесенный стеной и укрепленный базар, где можно было остановиться на ночлег. Не доходя нескольких верст до Старого Крыма, от главного тракта на юг отходила дорога к Судаку, привлекавшему путешественников живописным расположением, качеством местного вина, считавшегося лучшим из крымских, и развалинами генуэзской крепости (Измайлов называет их «безобразными»). Судак был одним из первых пунктов в Крыму, где после присоединения стало водворяться новое население. Близ генуэзской крепости находилась обширная немецкая колония, а в устье долины русское помещичье поселение с большими усадьбами. Здесь же была и одна из первых крымских гостиниц — «лоренцовская», откуда, собственно, и берет свое начало Судак. Столицей Восточного Крыма считалась Феодосия - генуэзская Каффа, богатая своей драматической историей.

В начале XIX века весь регион Восточного Крыма переживал период упадка, что особенно бросалось в глаза путешественникам на фоне грандиозных остатков периода расцвета, пришедшегося на эпоху средневековья, когда Феодосия и Судак были крупными итальянскими (генуэзскими) торговыми факториями, в которых кипела экономическая жизнь, способствовавшая также развитию и близлежащих татарских поселений - Карасубазара и Старого Крыма — первой столицы Крымского ханства. Значение Востока сохранялось и в период зависимости ханства от Турции, главным оплотом владычества которой на Крымском полуострове стала генуэзская Каффа, часто называемая Кучук- Стамбулом, т. е. Малым Константинополем. С изгнанием турок силой русского оружия Каффа, которой было вновь присвоено ее античное наименование, пришла в упадок, ее торговлю перебили новые порты Одесса и Таганрог. Серьезную конкуренцию ей составила также Керчь, которая возвысилась как транзитный пункт между Черным и Азовским морями.

В 1798 году Феодосии было даровано право порто-франко, но уже через год отменено, и в первой половине XIX века она «существовала одним своим именем». Впрочем, путешественникам было что посмотреть в этом городе, еще сохранявшем остатки былого величия. Почти все путешественники отмечают европейско-средиземноморский характер города, отличавший его как от татарских поселений, так и от городов русской постройки. «В этом городе, — отмечают спутники Демидова, — есть целая улица, идущая параллельно с морским берегом и имеющая физиономию совершенно итальянскую: все домы в ней снабжены аркадами, точно такими же, как в Болонье. собственно город и теперь еще такой же, каким был при генуэзцах». Монтандон сообщает, что «широкие и прочные крепостные стены, построенные из тесаного камня генуэзцами, а также башни и батареи, защищавшие город, очень повреждены; во многих местах они вовсе исчезли, и из всех древних памятников, которые заполняли середину города еще лет 20 тому назад, осталась только одна башня, довольно хорошо сохранившаяся». В Феодосии был открыт первый в Крыму и второй на юге России музей, это произошло еще в 1811 году. Его собрание пользовалась успехом у туристов. В середине 30-х годов из Феодосии в Керчь, Судак и Симферополь дважды в неделю отправлялись почтовые кареты и дилижансы. Монтандон называет три городских «отеля»: «Константинополь», «Париж» и «Триест».

Если путешественники прибывали в Крым не через Перекоп или из Одессы морем, то они обязательно следовали через Керчь. Древняя столица Боспор- ского царства была интересна туристам развалинами Пантикапея, которые периодически раскапывали энтузиасты, основанным в 20-х годах археологическим музеем и средневековой церковью Иоанна Предтечи, сохранившейся до наших дней. В окрестностях обычно осматривали турецкую крепость Ени-Кале и многочисленные древние курганы. Долгое время Керчь не играла какой-либо существенной роли в мореплавании и торговле. «Изредко заходили в него купцы, торгующие солью, но и то не останавливались для размена товаров, потому что здесь не было ни таможни, ни карантина». В 1822 году был открыт «настоящий» порт, и с этого времени началось быстрое развитие Керчи, которая пользовалась не только льготами, но и покровительством новороссийского генерал-губернатора М. С. Воронцова. Тем не менее из-за своей отдаленности от губернского города Керчь так и не стала более или менее заметным туристическим центром, хотя по количеству памятников и замечательных мест могла поспорить с любым другим городом Крыма. Как и Перекоп, Керчь была и осталась, по существу, всего лишь перевалочным пунктом с плохо развитой инфраструктурой. Монтандон советовал путешественникам останавливаться в «Босфорской» гостинице.

 

Следует иметь в виду, что, знакомясь с описаниями крымских вояжей конца XVIII — первой половины XIX века, мы имеем дело не только с произведениями разных по темпераменту людей, но и принадлежавших к разным эпохам развития литературных изобразительных средств. В. Измайлов и П. Сумароков являлись ярчайшими представителями литературы эпохи сентиментализма, авторы пушкинской эпохи — романтики (Гераков, Муравьев-Апостол), писатели 30-40-х годов (Белинский, Свиньин, Пассек) — реалисты. «Господствующее литературное направление», таким образом, оказывало серьезное влияние если не на непосредственное восприятие, то на его последующую литературную обработку. Но хотя восторженность в писательском взгляде постепенно уступает место скептицизму, общее впечатление от путешествий в Крым было неизменно ярким и сильным.

Оставить комментарий

Убедитесь, что вы вводите (*) необходимую информацию, где нужно
HTML-коды запрещены

Галерея